The Australian: Турция должна поднять завесу в отношении «первого Холокоста»

NEWS.am приводит статью Катерины Косгроув, опубликованную в австралийской газете The Australian, с некоторыми сокращениями. Катерина Косгроув является автором произведения «Стеклянное сердце» и романа на основе Геноцида армян, который скоро выйдет в свет.

Поедьте в Стамбул или любой из городов Эгейского побережья Турции – и вы, наверное, подумаете, что это светское, гостеприимное место с галечными пляжами и руинами эллинистической эпохи не имеет секретов. Побывайте на востоке – и вы придете в традиционную Турцию, в землю платков и обыденных мечетей, далеко от архитектурных чудес мечети Сулейман и церкви Святой Софии.

Здесь вы увидите оскверненные фрески в церквях 10-го века, городах и деревнях, имена которых были изменены.

Под внешним лоском Турции скрывается история, которая темнее, реальность, которая сложнее.

Здесь имел место забытый геноцид. Роберт Фиск называет его «первым Холокостом», и утверждает, что «параллель с Освенцимом не беспочвенна». Террор Турции против армян был попыткой уничтожить всю нацию. Погибло около двух миллионов человек между 1915 и 1917 гг.

Те, кто не умер во время депортации, были отправлены в концентрационные лагеря и работали до смерти или были убиты. Другие были загнаны в подземные пещеры тысячами и преданы огню –  это первая в мире газовая камера, которая стала образцом для нацистов.

Большинство из оставшихся в живых уже умерли, их потомки разбросаны даже до Австралии. Однако сегодня есть два миллиона турок, у которых дедушка или бабушка армяне.

Фетхие Четин с гордостью выросла турчанкой; она читала националистические стихи на школьных фестивалях, уютно скрываясь в своей культуре.

Все это было разрушено в день, когда она узнала, что Сехер, ее бабушка-мусульманка, была на самом деле Грануш, армянкой-христианкой. Во время марша смерти Грануш была вырвана из рук своей матери жандармом на лошади и выросла турецкой мусульманкой. Она держала в секрете свое прошлое, до того как ее смерть уже была близка. Тогда она, наконец, доверила тайну внучке.

Четин является адвокатом по правам человека, писателем и активистом за признание Геноцида. В своих задушевных, нежных мемуарах она рассказывает историю о женщине, которая была не безымянной жертвой, не носителем обиды. То, что произошло в мире Грануш на заре 20-го века, было характерной картиной во всей восточной части Турции, бывшей Армении.

Конечно, были и гуманные турки, которые прятали армян в своих домах, усыновляли детей, спасали их. Однако непреклонный факт остается фактом: большинство турок по-прежнему опровергают Геноцид сегодня. Официально в Турции существует культура отрицания, приводящая к самоцензуре, судебным разбирательствам в уголовных судах, тюрьмам, даже к убийствам. В январе 2007 г. был застрелен армянский журналист и ученый Грант Динк около офиса своей турецко-армянской газеты «Акос», его убил ультранационалист, 17-летний мальчик. Перед смертью он был осужден по печально известной статье 301 турецкого Уголовного кодекса за преступление «против турецкой идентичности».

Это тот же закон, по которому был осужден лауреат Нобелевской премии, писатель Орхан Памук, после того как он всего лишь высказался о Геноциде в одной из швейцарских газет. Ему грозило до 3 лет лишения свободы.

«То, что случилось с османскими армянами в 1915 г., было чем-то крупным, что было скрыто от турецкой нации; это было табу,– сказал он.– Но мы должны быть в состоянии говорить о прошлом».

В 2006 г. американская турчанка Элиф Шафак написала роман «Внебрачный сын Стамбула», в котором присутствует один армянский персонаж – потомок погибших во время Геноцида. Она попала под суд за то же преступление – «оскорбление турецкой идентичности», но обвинения были сняты. Как они не видели абсурдность предъявления обвинений против вымышленного персонажа?

От Армении сегодня осталась восьмая часть. Многие из ее западных провинций были переданы Турции после Первой мировой войны, от озера Ван до Эрзерума, до побережья Черного моря. Из Еревана, столицы Армении, с каждого окна можно увидеть духовный символ страны – гору Арарат, хотя она находится по ту сторону границы на турецкой земле.

Мемуары Четин подчеркивают то, что нам нужно официально признать это злодеяние как геноцид, записать подробную информацию об этих потерянных людях и предоставить им место в истории.