Турецкий госминистр о Геноциде армян: «Я там не был»

NEWS.am представляет выдержки из интервью министра Турции по вопросам вступления Турции в ЕС Эгемен Багыша еженедельнику Der Spiegel:

Ататюрк, основатель современной Турции, сказал: «Турки пошли в одном направлении — в сторону Запада».

Да, действительно. Это так и продолжается по сей день. Но, в то же время у нас есть четыре надежные опоры, по одной в каждом направлении…

…из которых вы недавно удалили две, отозвав ваших послов в Соединенных Штатах и Швеции. Это было обусловлено решением комитета Конгресса принять резолюцию о признании гибели более миллиона армян в 1915—1916 гг. Геноцидом. Парламент Швеции принял аналогичную резолюцию.

Приняв это решение, Швеция стала рабом тезиса, который, к сожалению, основан на лжи. Голосование в Соединенных Штатах по так называемому Геноциду было успешным для Турции. Конгрессмен из Калифорнии, который получил поддержку армянского лобби, выставил себя дураком. Он пытался, почесывая спину каждому представителю в кулуарах Конгресса, заручиться их поддержкой. Но даже таким способом он добился перевеса лишь в один голос.

Тем не менее, комиссия Конгресса одобрила резолюцию.

Госсекретарь США Хиллари Клинтон заявила затем, что Палата представителей в целом не примет резолюцию. Как вы знаете, парламент Франции принял аналогичный закон о так называемом Геноциде армян в 2006 г. Потом наступил запрет для французских воздушных сил летать над Турцией. Мы очень чувствительны к этому вопросу.

Какие у вас есть варианты, если американцы, в конце концов, официально признают Геноцид? Вы закроете авиабазу в Инджирлик? Проститесь с НАТО?

Я оставлю это на воображение читателей. Но позвольте мне напомнить вам одну вещь: 70% материально-технической поддержки для развертывания в Ираке проходит через Инджирлик.

Почему для Турции так трудно признать Геноцид армян?

Это дело историков, а не политиков, судить о том, что произошло в прошлом. Политики думают о будущем. Мы предложили создать совместную историческую комиссию с Республикой Армения — пока безуспешно. Кроме того, вы должны знать, что Османская империя была союзником немецкого рейха. Ничего из того, что случилось в прошлом, не произошло без консультаций с немцами.

Если вы не принимаете слово «Геноцид», почему же у вас в таком случае есть «Музей геноцида» в городе Игдыр на востоке Турции, посвященный туркам, умершим в 1915 г.?

Это очень просто: любая акция вызывает ответную реакцию. Но я не исключаю возможность того, что в один прекрасный день этот музей станет «Музеем сосуществования» или «Музеем взаимной боли». Я не хочу отрицать того, что армяне, действительно, пережили очень трудные времена …

Вы называете это «трудными временами»? Речь идет о 1,5 млн. армян, которые погибли между 1915 и 1917 гг.

По мнению американского историка Джастина Маккарти, в то время погибло 600 тыс. армян и вместе с тем 2 млн. курдов и турок. В Турции шла гражданская война, прямо в середине Первой мировой войны.

Тогдашний министр внутренних дел Талаат паша сказал послу США Генри Моргентау, что «физическое устранение» армян — цель, необходимая для войны.

По мнению Маккарти, эта цитата не совсем точна. Но я не историк. Я там не был, вы там не были. Почему бы нам не оставить этот вопрос совместной исторической комиссии, состоящей из армян и турок?

Было время, когда казалось, что Турция близка к пути, чтобы посмотреть в лицо своему прошлому. В 1919 году три основных виновника Геноцида армян — Талаат паша, Энвер паша и Джемаль паша — были приговорены к смерти заочно. Ататюрк не хотел иметь с ними ничего общего. Тем не менее, в Стамбуле еще стоят три больших великолепных надгробия этих мужчин.

В нашей культуре принято поминать мертвых. Как и все мы, эти люди наряду с плохими вещами, безусловно, сделали что-то хорошее в своей жизни и для своей страны.

Турция опасается, что армяне потребуют возмещения ущерба в случае признания Турцией факта Геноцида?

Вы знаете, по оценкам, в нашей стране проживает 100 тыс. нелегальных армянских иммигрантов, которые работают здесь, ухаживая за пожилыми людьми и детьми. Для меня это является показателем того, что нет никакой вражды между нашими народами. Наоборот, мы пытаемся достичь примирения, идет процесс установления мира между нашими странами…

…который на данный момент в застое.

Это не по нашей вине. Мы пытались уладить наши разногласия, мы хотим открыть все архивы. Но когда видишь, как другая сторона блокирует все ваши усилия, невольно начинаешь скептически относиться к проблеме.

Это такой вопрос, который одинаково понимают правительство от Партии справедливости и развития, военные и светская элита. Это вас не беспокоит?

Нет. Мое правительство стремится к решению проблем. Мы хотим иметь хорошие и дружественные отношения, в том числе и с Арменией.

Интервью вели Бернхард Занд и Даниэль Штайнфорт